Мы в социальных сетях

пятница, 8 апреля 2016 г.

О новой Военной доктрине Беларуси



самбики
 В минувший понедельник, 4 апреля, в Беларуси произошло знаковое событие – депутаты Палаты представителей Национального собрания в первом чтении утвердили проект новой Военной доктрины страны, который в ближайшее время поступит на согласование в Совет министров  и Совет Республики Национального собрания.
Кстати, проект документа в свободном доступе предоставлен на национальном правовом Интернет-портале pravo.by и, навряд ли претерпит какие-либо изменения, поэтому уже смело может подвергаться анализу.
Даже беглое знакомство с озвученными положениями позволяет утверждать, что авторы проделали большую работу. Новая Доктрина разительно отличается от предыдущей.
В то же время, отсутствие в открытых источниках какой-либо информации о содержании этого документа на этапе его разработки позволяет утверждать, что она велась, скорее всего, без привлечения экспертного сообщества и широкой общественности.
Результатом такой позиции является равнодушие большинства белорусов к вопросам обороны страны. Но Военная доктрина – это не просто бумажка. Она определяет направления обеспечения военной безопасности государства на многие годы вперед. Не дай Бог что, и это коснется каждого. Поэтому лучше, если уже в мирное время важность этих вопросов будет осознаваться обществом. За примером далеко ходить не надо. Наши соседи с юга, много лет равнодушно взиравшие на развал армии и ОПК, сейчас на собственной шкуре познают цену своей беспечности.
Возможно, эта публикация активизирует обсуждение важных вопросов обеспечения военной безопасности в обществе и среди экспертов. Тем более, судя по внесенным в обновленный документ изменениям, его авторы знакомы с нашими предыдущими публикациями и готовы прислушиваться к конструктивным предложениям.
Что нового?
Стоит сказать, что в Доктрине появился целый ряд новшеств, которые придают ей практическую, по сравнению с предыдущей редакцией, направленность. Коротко рассмотрим основные изменения.
Основа основ
В предыдущей редакции были лишь некоторые определения и термины, разбросанные по всему тексту документа. Часто было непонятно, о чем в том или ином случае идет речь. Теперь появился словарь основных терминов и определений, используемых в Военной доктрине. Правда, многие из них страдают перегруженностью и запутанностью, но это лучше, чем ничего.
Порадовал весьма неплохой анализ военно-политической обстановки и тенденций ее развития (в предыдущей редакции перечислялись только непонятно откуда взявшиеся факторы, оказывающие на нее влияние). На основе этого анализа определены внешние и внутренние риски, вызовы и угрозы. Причем, учитывается опыт современных военных конфликтов, в том числе, и на Украине.
Само деление возможных внутренних и внешних военных опасностей по степени их возрастания: от рисков и вызовов до угроз военной безопасности, также можно назвать полезной новинкой. Такая градация в будущем позволит отслеживать их трансформацию в более высокую степень и принимать адекватные меры по нейтрализации.
На информационном фронте
В качестве положительного момента стоит отметить значительное внимание вопросам информационного противоборства. Появилось понимание, что борьба в информационной сфере идет постоянно, а не только в период непосредственно перед конфликтом и во время него. Более того, отмечено, что проведение информационного противоборства на всех уровнях является одним из основных условий успешного ведения военных действий.
Также учтено, что информационное воздействие на государство может исходить и «от создаваемых на территории Республики Беларусь организаций и движений», т. е. от внутреннего врага.
В то же время, ничего не говорится об информационном (кибернетическом) пространстве, как одной из сфер ведения боевых действий, наряду с сушей, воздухом, морем и космосом. А, между прочим, ведущие страны мира, прежде всего США, уже давно считают его таковой. Более того, в Соединенных Штатах для ведения боевых действий в киберпространстве созданы кибервойска. Причем на текущей неделе министр обороны США официально заявил, что поручил киберкомандованию Пентагона атаковать ИГ. По его словам, это «первое задание военного времени», которое выполняет созданная в 2009 году структура.
Авторы новой Доктрины наверное считают, что информационное пространство, наряду с воздушным, может стать лишь ареной для провокаций. Видимо до сих пор сказывается синдром «плюшевых мишек».
К чему приводят подобные системные ошибки, можно судить на примере катастрофы июня 1941 года, когда началась полномасштабная агрессия, а многие части продолжали получать приказы «не поддаваться на провокации».
Обороняться или наступать?
В обновленном документе осталось упоминание о его сугубо оборонительном характере. Однако это утверждение уже не так категорично. Появилось уточнение, что «Республика Беларусь будет отстаивать свои национальные интересы с использованием всех имеющихся средств, в том числе посредством применения военной силы, и оставляет за собой право ведения активных действий с целью отражения вооруженного нападения или нейтрализации внутреннего вооруженного конфликта».
Применение военной силы рассматривается как «крайняя мера после исчерпания всех возможностей применения дипломатических, политических, информационных, идеологических, экономических, правовых и других мер по обеспечению военной безопасности».
Такие оговорки – это, безусловно, положительный момент, который придаст обновленной Доктрине более решительный, по сравнению с предыдущей редакцией, характер.
Также, с учетом современных реалий, расширен список потенциальных противников. Если ранее это могло быть только государство, то теперь, кроме того, ими могут стать «коалиция государств, террористическая и иная экстремистская организация, политика которого (которых) представляет военную угрозу для Республики Беларусь и ее союзников...».
Т.е. наконец признано, что Вооруженным Силам может довестись воевать и с негосударственными субъектами. Более того, указывается, что угроза военной безопасности может возникнуть и внутри государства.
И вот здесь мы снова возвращаемся к вопросу, может ли носить «сугубо оборонительный характер» борьба с внутренним противником. Например, при появлении на территории Беларуси некой вооруженной организации, угрожающей военной безопасности государства, стоит ли ожидать от них нападения, чтобы применить военную силу или, все же, использовать весь имеющийся у государства арсенал, в том числе военную силу, и превентивно пресечь на корню ее деятельность?
Современные военные конфликты – какие они?
Положения, касающиеся характера современных военных конфликтов, претерпели серьезные изменения и являются одной из наиболее полно и грамотно проработанных. Без подобного анализа невозможно правильно определить, к чему готовить государство на случай войны.
Авторы отказались от классификации военных конфликтов по политическим целям и применяемым средствам вооруженной борьбы, оставив лишь по масштабам военных действий. Тем самым удалось уйти от абсурдного для такого документа деления на «справедливые и несправедливые» войны.
Достаточно полно перечислены основные черты современных конфликтов, среди которых:
изменение временных параметров вооруженной борьбы, сокращение сроков подготовки к ее ведению, возрастание быстротечности и напряженности боевых действий;
активное совокупное применение противоборствующими сторонами всего спектра мер невоенного характера, в первую очередь экономических, политико-дипломатических и информационных;
ведение информационного противоборства на всех уровнях как одного из основных условий успешного ведения военных действий;
стремление сторон к дезорганизации системы государственного и военного управления друг друга;
широкое использование нетрадиционных форм применения военной силы и способов действий войск (сил), диверсионных (партизанских) и террористических методов ведения боевых действий и т.д.
Особо стоит обратить внимание на термин «Применение террористических методов ведения боевых действий». Ранее применялось понятие «терроризм», который с подачи США, стал главной угрозой военной безопасности в большинстве развитых государств мира. В результате, борьба с ним была возведена в одну из основных функций многих вооруженных сил.
Однако военные конфликты последних лет отчетливо показали, что зачастую террористические методы используются не только и не столько террористическими и экстремистскими организациями, но и регулярными войсками, частными военными компаниями и т.п. Наглядный пример тому конфликт на юго-востоке Украины, где ВСУ, нацгвардия и различные добровольческие батальоны использует тактику устрашения по отношению к населению непризнанных республик. Да и за многими террористическими организациями, воюющими против официальных властей (сирийская оппозиция, например), стоят государства и транснациональные корпорации (в Сирии – те же США и их ближневосточные союзники). Авторы белорусской Доктрины справедливо отметили эти тенденции.
Очень полезным новшеством обновленного документа является краткий анализ войн различного масштаба, международного и внутреннего вооруженных конфликтов. Здесь авторы привели возможные причины возникновения и варианты вовлечения Беларуси в военные конфликты различной интенсивности, возможные противоборствующие стороны и их цели, характерные особенности и размах ведения военных действий, тенденции развития и т.п.
Особенно важным являются положения, касающиеся внутреннего вооруженного конфликта, как одного из наиболее вероятных сценариев. В предыдущем варианте было только его определение, а участие или неучастие в нем армии никак не регламентировалось. В обновленной Доктрине в качестве одной из задач, возлагаемых на военную организацию государства в период нарастания военной угрозы, предусмотрено выполнение мероприятий по недопущению дестабилизации внутриполитической обстановки и разрешению внутреннего вооруженного конфликта. Это значит, что Вооруженные силы при возникновении такого рода конфликта, как основная составляющая военной организации, на законных основаниях обязаны принять самое активное участие «в защите конституционного строя и территориальной целостности; разгроме противника, в том числе террористических и иных экстремистских организаций, частных военных компаний, незаконных вооруженных формирований; стабилизации социально-политической обстановки; создании условий для прекращения вооруженного конфликта и недопущении его перерастания в войну».
Защита страны – дело всенародное
В предыдущей редакции Доктрины определялись задачи Вооруженным силам, другим войскам и воинским формированиям в мирное время, в период непосредственной подготовки к отражению агрессии и в военное время. Согласно обновленному документу, задачи обеспечения военной безопасности возложены на военную организацию в целом. И это справедливо, так как при этом учитывается не только силовая составляющая, но и военно-политические органы управления, оборонный сектор экономики и другие структурные компоненты военной организации.
Другие государственные органы и иные организации, не входящие в военную организацию государства, юридические лица и граждане Республики Беларусь участвуют в обеспечении военной безопасности в соответствии с законодательством Республики Беларусь.
Союзный долг платежом красен
Вопрос союзнических отношений в военной сфере всегда считался проблемным в Беларуси и часто использовался оппозицией для манипуляций общественным сознанием. Почву для этого дает несовершенство нормативно-правовой базы в этой сфере. Да и дальнейшее развитие единого оборонного пространства Союзного государства и коалиционного потенциала ОДКБ настоятельно требовало изменения доктринальных подходов.
Поэтому обновленная Доктрина пополнилась некоторыми важными положениями, регламентирующими отношения с союзниками.
Так, предыдущая редакция документа предусматривала участие Беларуси в военном конфликте исключительно с целью отражения нападения и защиты своей территориальной целостности. При этом Беларусь оставляла за собой право в случае нападения обратиться за помощью, в том числе и военной, к государствам-членам ОДКБ и другим государствам, с которыми Республика Беларусь заключила договоры о дружбе и взаимопомощи.
При этом, потенциальным противником считалось то государство, политика которого представляет военную опасность для нашей страны, ведет к вмешательству в ее внутренние дела, посягательству на ее суверенитет и территориальную целостность. Ни слова о союзных обязательствах.
Согласитесь, в данных строках чувствовалась некая иждивенческая позиция. Получается, что если напали на нас, то мы вправе просить помощи союзников, а если на них, то мы помочь не имеем права – нашей Доктриной и Конституцией это не предусмотрено.
Согласно новому документу, Беларусь будет рассматривать нападение на государство – участника Союзного государства или любые иные действия с применением военной силы против него как нападение на Союзное государство и предпримет ответные меры. То же касается нападения на государство – члена ОДКБ. Также определены случаи, когда Беларусь выделяет воинские контингенты:
для оперативного реагирования на военные угрозы в отношении государств – членов ОДКБ, решения иных задач в составе миротворческих сил ОДКБ или Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ по решению Совета коллективной безопасности ОДКБ и в соответствии с международными договорами Республики Беларусь;
для осуществления миротворческих операций по мандату ООН в порядке, установленном в законодательстве Республики Беларусь.
Экономика должна быть экономной
Положения, касающиеся военно-экономических основ военной безопасности остаются одним из наиболее слабо проработанных и в обновленном документе. Они по прежнему носят декларативный характер. Так и не появилось конкретных цифр, закрепляющих необходимый минимум финансирования военной организации государства.
Из положительных моментов можно отметить возможность создания специальных формирований, предназначенных для применения в военное время в интересах экономики и обороны, а также подготовки и организации нормированного снабжения граждан основными продовольственными и другими товарами первой необходимости.
Подводя итог, следует сказать, что в целом документ создает положительное впечатление и отличается в лучшую сторону от предыдущей редакции. Принятие его даже в таком виде является значительным шагом вперед, способным дать мощный толчок развитию Вооруженных сил и других составляющих военной организации.
Хочется также надеяться, что в будущем, при разработке таких документов, будет организовано хоть какое-то обсуждение проекта в СМИ, не смотря на непременные в данном случае претензии к положениям обсуждаемых проектов со стороны отдельных экспертов. Это позволило бы не только обратить внимание авторов на спорные либо неотраженные в документе моменты, но и дало бы возможность гражданам Беларуси почувствовать причастность к важному вопросу обеспечения военной безопасности.
Автор: Владимир Абцугов
Источник: http://www.belvpo.com/ru/67551.html